Осенний Алтай. В гостях у Порсева.

Главная » Отчеты о походах » Алтай » Каякерский Алтай осенью 2011. В гостях у Порсева. Рассказ Чудакова В.

Водный поход 5-й к.с.
район похода - Алтай
Нитка маршрута: Башкаус, Чулышман
Сроки похода: 18 сентября 2011 года - 24 сентября 2011 года
Руководитель: Порсев(ком.тур)


Рассказ об осенней покатушке каякеров на Алтае по рекам Башкаус и Чулышман

18 сентября, 01 час по Москве.

Интересно, самолеты А 320 одинаковые, а кресла разные. В этом мне очень удобно. Широкое, много пространства впереди, можно развалиться и поспать, хоть и в эконом-классе. Слева, у иллюминатора, пугливая девушка косится на мою потрепанную одежду и пытается уснуть. Справа - похоже немец, толстый как паровоз, неопрятный и постоянно улыбающийся, читает документы (ну понятно - педант J). Зато борт-проводницы сипматичные, улыбаются, и еда сносная, что еще надо человеку для счастья в 4-х часовом перелете.

Читать не получается, в голове все скомкано, сумбурно, как в квартире холостяка. Мысли скачут и вопят как обезьянки перед  дождем - я лечу на Алтай. Впервые в своей, пока только начинающейся, каякерской жизни. Как я решился на это, поставить планку выше своих сил и возможностей? Как еще мне в темя не ударила молния разгневанного бога каякеров? Ну раз не ударила, значит боятся нечего, думаю я. И вспоминаю слова Егора Воскобойникова: «Влад, главное не ссать, а хуярить». Значит так и будем делать. Итак, страхи мои разбились о железную логику. А на их место пришли воспоминания.

О школе на Мажое я услышал почти сразу, как начал плавать на каяке. Что-то сказочное, туманное, произносимое с придыханием и благоговением, Алтай, шестерки, водопады, великий Порсев… ну что за детский лепет. И я спокойно занимался у Доктора. Катал с клубом кавказские троечки, ужасался на Аксауте, гордился собой на Пшехе.

И вдруг в один момент я почувствовал огромную пустоту в своей каякерской душе. Эту черную дыру нечем было заполнить, нечем было накормить ненасытного дракона под названием «Тяга к приключениям». Случилось это ровно год назад, когда я не попал с ребятами на Кавказ. Я смотрел их фотографии и видео и понимал, что они не трогают меня, не зовут с собой. Я впал в отчаянную депрессию, и если бы не Торпеда и его просто потрясающие уроки слалома, наверно застрелился бы лыжной палкой.

Вот тут и всплыл опять великий и ужасный Порсев и его Речной Зоопарк. На его сайте я увидел обалденный тур по алтайским шестеркам осенью. Особенно впечатлило то, что планировались водопадные сливы аж по 6 метров и водопад Куркуре. А это было моей самой заветной мечтой уже много лет - прыгнуть с водопада. То что нужно, почти завопил я (на работе привыкли к моей некоторой неадекватности, потому постарались сделать вид, что не заметили) и принял решение готовится. Гребная яма, слаломные тренировки, лыжи, и т.п. Но, как всегда, то времени мало, то желание убежало, короче зима прошла не так, как хотелось. Наступило лето. Ну, думаю, пойду к  Ромашкину и затренируюсь вусмерть, все-таки 2 раза в неделю неплохая физуха и техника. Ага… нагрянул его величество ремонт в мою гостинную и все мои тренировки загремели медным тазом. А билетики то на Алтай я уже купил. Так вот лечу я нетренированным, со слабой физической подготовкой, бесстрашный такой весь и полный ничем неподкрепленного оптимизма.

 

18 сентября, 7.30 по Новосибирску

А вот уже и посадка. Вещички получил быстро, позвонил своим ребятам, прилетевшим раньше, определился с направлением и вышел на волю. Иду к месту встречи, никого. Звоню, а они стоят сзади меня и смеются. Я так переволновался, что пролетел мимо них и не заметил. Серега, Катя, а остальных я не знаю. Хотя Костя Лубягин знаком, все-таки его фотки мелькают часто. В жизни настоящий сорви-голова, как из американского кино, эдакий экстрим-бомжара. Знакомлюсь с остальными: Леха и Герыч из Костромы, Настя из Красноярска. А вот и Инферно-бас. Едем на ЖД вокзал за каяками. Новосибирск пуст, представляете себе? 9 часов утра, а на улицах НИКОГО. Даже жутковато, привык в Москве к толпам. Знакомимся ближе по дороге (фляжечка коньяка, захваченная в Москве, весьма способствует). Все-таки каякеры особая часть людей, уже через 3 минуты мы как будто всю жизнь знаем друг-друга. На ЖД вокзале забираем лодки, и к нам садится Игорь из Твери. Ну и ему коньячка конечно. Теперь можно выбираться на трассу. И конечно магазин по пути. Как истинные спортсмены берем ящик водки на всю бригаду из 18-ти человек, бутылку виски и две каталки колбасы и, наконец, выезжаем из города. Впереди пол суток дороги, хорошо что в машине есть места для сна, по-очереди вытягиваем конечности, так и доезжаем до Мажоя к 2-м часам ночи.

Нас никто не встречает, оркестр куда-то пропал, а цветы видимо завяли и их выбросили. Ну да ладно, надо спать ложиться, завтра уже катать Мажой. И тут я понимаю, что не понимаю, как собрать палатку, взятую мной у Ильи Култаева (так пронадеялся на себя, что не стал дома пробовать). Стою в ночи, посреди прекрасной поляны, освещенной сиянием луны, как полный идиот, и… нагло кидаюсь к Насте, замечая что она ставит двойку. Настя, добрая душа, пускает меня. Все, спать, иначе психика не выдержит накала волнения, а тело 26 часового переезда. 

 

19 сентября. Река Чуя, стоянка у Мажойского каскада.

Утро. А вылезать из палатки… не то чтобы страшно, мандраж. Ведь сегодня все начнется, все, чего я так ждал, и побаивался. Но делать то нечего, назвался - полезай.

Народ суетится, но как то медленно, расслабленно, тихо. Я успокаиваюсь. Ползу к костру позавтракать. И тут первый шок! Казан, в нем кусочки моркови в белесой жидкости. Смиряю дрожь в коленях, наливаю тарелку, ем. Вроде не умираю, хотя вкус непривычный. Искоса разглядываю народ. Я никогда не видел профессиональной каякерской тусовки, потому все для меня удивительно и ново: сленг, манера держаться, разговаривать… Сейфети и старожилы держаться немного особняком, оно и понятно, нас еще не проверили в деле, не приняли. Вижу Великого и Ужасного. Вроде не велик, не ужасен, усталый озабоченный вид, руки по локоть в машинном масле. Хм… он же каякер, а не слесарь, мелькает мысль, ну ладно, я и приехал за чудесами, так что придется удивляться.

Командуют погрузку, сегодня нас будут проверять в деле, где - не знаем, но все спокойны и сосредоточены. Видимо как и я, загнали волнение глубоко. Путь не отнял много времени, и мы выгрузились на реке. Вода изумрудная, я такой никогда не видел, течения ноль, ну думаю, Вася нас за лохов держит. Наверно сейчас попросит сделать эскимос, пару дуг и зацепов. Но он молча уплывает к противоположному берегу и ждет нас. Наконец все попрыгали в воду, плывем. Ни команд, ни взглядов, на расспросов, сейфети уходят вперед. Впереди слышен сильный шум, мы притихаем, я начинаю немного мандражировать: черт знает, что впереди, какая такая проверка нас ждет (я по своей тупости и не сообразил, что нас высадили на верхнем Мажое). И вдруг, безо всяких переходов - шивера. Да такая, которой я в жизни не видел. И понеслось, течение весьма мощное, в русле много камней, так что приходится показывать все навыки слалома, на которые я способен, и даже такие, каких я от себя не ожидал. Сливы, валы, бочечки (воды мало, потому не очень страшны). И все это с такой частотой, что не остается и секунды подумать о чем-то, только работа.

Спустя минут 20 приходит понимание что я справляюсь весьма неплохо, вода читается прилично, дуги, зацепы - вовремя, крена правильные. И приходит кайф от этого непроходящего драйва. Так мы плыли почти час. Я не запомнил, какие пороги мы проходили, какие шиверы, все превратилось в одну сплошную, нескончаемую гонку. Почти в каждом сливе я вставал на кормовую свечу, но выправлял и мчался дальше, как в погоне из индийского фильма, полуосознанно и инстинктивно (мне кажется со стороны это выглядело весьма смешно, потому и привел в  пример индийское кино). Скорее всего это было следствием моей неподготовленности к такой реке. Я успевал лишь отмечать свои удачные и неудачные решения при прохождении препятствий, сосредоточившись на работе с водой.

Потом мы вылетели на спокойный участок и Вася разделил нас на две группы. Сам с первой ушел, мы пошли следом. Повел нас Серега Дзю ( я долго не мог сообразить, откуда у русского на вид человека, такая фамилия, позднее узнал, что это значит и долго смеялся над собой). И опять все завертелось как в стиральной машине, только успевай.

И в какой то момент, я проглядел совсем безобидную бочечку, которая сразу меня и наказала,  положив кверху килем. Это было так неожиданно, что я сделал очень дурацкую попытку эскимоса, и… о ужас! Отстрелился.  Мне было так стыдно, что я как пуля, сам вылетел в улово с веслом. Каяк мне загнал Юра из Барнаула. Все случилось так быстро, что через 5 минут я уже перечалился ко всем. Дзю как то жалобно на меня посмотрел, и велел идти за собой, тем самым помогая мне видеть наиболее правильную траекторию. Оно и понятно, никому не нравятся тюлени. Они опасны для окружающих и для себя в первую очередь. Но я больше не облажался, пару последующих килей пресек уверенным эскимосом. Пришла наконец легкость, уверенность в себе, и удивительное спокойствие.

Многие пишут и говорят о фане, адреналиновом кайфе… Знаете, я ничего такого не испытывал. Во мне было чувство… глубины. Я не знаю как это расшифровать, как перевести на сленг или русский. Я был как будто полон всех чувств сразу. Я вдруг осознал, что я нахожусь в самом легендарном месте, среди замечательных людей, в любимой лодке, скользящей по изумрудной воде, которая приняла меня, хоть и показывала свой норов и неукротимость.

Нижний участок мы не пошли, усталость было сильной, да и опыта небыло для таких сложных порогов. Погрузились в машину и Костик нас перевез к стоянке на порог Малыш. Это был первый порог водопадного типа, который я видел вживую. Еще когда мы с женой смотрели видео с «Короля Азии» она меня спросила: и ты не боишься это пройти? Не боюсь, ответил я. Ведь народ ходит и ничего, даже весла выбрасывает J  В общем, нужно было его идти, несмотря ни на что, не хочу же я прослыть трусом в глазах любимой женщины.

Порог разделился на две части. Правая, с мощной струей и бочкой, левая – крутопадающий слив метра в 3, разделял половинки здоровенный полуобливной камень. Мы занесли каяки и стали ждать ушедших по нижнему Мажою Василия, Сергея, Юру и Васю Чеснокова. Я уже решил для себя идти по правой части, как меня быстро переубедили, показав какой подсос там образовался по малой воде. А левая часть… Так там же надо прыгать! Я запаниковал, ведь я еще ни разу не ходил такие пороги, а внутренний голос сказал весьма грубо: ты же для этого и приехал. Пришлось признать его правоту. И вот заход. Мы перечалились в левое улово и по одному народ стал пропадать за срезом. Моя очередь. Надо буфить, сказал кто-то. Ага, еще бы знать что это и уметь это делать. Но поздно пить боржоми, когда струя тебя выносит на срез. Я разогнался, срез… я попытался конечно сделать то, чего не умею, но просто свалился как … ну вы сами понимаете. Перевернулся при приводнении, встал и дикая радость меня охватила, я сделал это!!! Я поднял весло, хотел заорать что-то вроде Йоу, и тут увидел лица сейфети… Они были… они просто были. И я промолчал. Промолчал не потому что устыдился своей радости, не потому что хотел показаться крутым, или наоборот… Промолчал потому, что это была только моя победа, никому не ведомая. Это была моя борьба с самим собой, своими страхами. Это был мой ПЕРВЫЙ прыжок, он был не совсем удачным, но ОН БЫЛ. Он состоялся. А значит впереди еще много работы, еще много всего интересного, необычного, опасного и удивительного.

Вечер, едем на Башкаус, катать Саратанское ущелье. Порсев рассказывает, что завтра мы если и не утонем, то уж точно почувствуем свою ничтожность. Что ж, ему видней, а мы будем принимать свою судьбу, какой бы она ни была. И я хочу объяснить, почему так, а не иначе.

Когда я только начинал свои шаги в каякинге, каждое препятствие, каждая плюшка рождала страх в моей неокрепшей душе. Я боялся всего, даже сам не понимая, чего. Это был животный ужас перед неизвестностью. Все было покрыто мраком, вода, камни, траектория движения, даже мои собственные возможности и реакция. Страх сковывал руки и они не гребли, он ослеплял глаза и они теряли путь, он опутывал волю и она выпрыгивала отчаянным тюленем из каяка. Но у нас были хорошие учителя. Наш инструктор клуба, Сергей, не раз говорил нам: не надо думать, не надо фантазировать, надо просто пойти в порог, и сделать все, чтобы пройти его красиво. Да-да, именно красиво, именно об этом нужно думать. И получилось. Страх более не был властен над моей душой. Он конечно всегда болтается рядом, выискивает щелочки, дырочки, просветы, в которые мог бы просочиться, но мысль о красоте не дает ему больше шансов. Вот так.

И сидя в машине, каждый из нас, я уверен, принимал завтрашнюю судьбу именно так, без страха и неуверенности.

Приехали мы уже в темноте. Быстренько поставили лагерь, костер, плов… водка. Если завтра мы утонем, так почему бы и не взять от жизни немного простой радости? Пили мы, кстати, впервые и совсем немного. Наш запал на ящик почему то дал сбой. А все просто, потрясения первого дня были велики, они целиком заполнили нас не оставив места для других чувств и эмоций, потому мы расползлись по палаткам и заснули мертвым сном (ну я то точно).

 

20 сентября. Река  Башкаус.

Утро выдалось солнечным, теплым, что было весьма кстати нашему настрою на борьбу. И тут Вася заявил, что все сейчас будет тихо, гладко и красиво. А вот завтра… мы точно утонем. Ну блин и дает чувак. Не мог с вечера успокоить? Мы поехали к началу ущелья, всматриваясь в изгибы реки. Вода низкая, очень, из-за чего все русло в камнях, да таких размеров!!! И когда мы, дождавшись вторую партию животных попрыгали в воду, они возвышались над нами как небоскребы. И вот, мы в ущелье. Дух захватило мгновенно! Это было как в сказке! Узкое, не более 20 метров ущелье заливал мягкий солнечный свет. Вода была такого глубокого изумрудного цвета, как будто ее покрасили. Каменные склоны имели причудливые очертания, видимо отточенные паводками за столетия, словно искусными резчиками. Тут то и пригодились слаломные навыки. Приходилось много маневрировать между камнями, следую по траектории за сейфети. Протискивались в узенькие проходы, прыгали со сливов. В какой-то момент я прозевал небольшой прижимчик к скале и перевернулся. Я никогда не закрываю глаза под водой, и то что я увидел, заставило меня помедлить с эскимосом. Все переливалось необыкновенным изумрудным светом. Камни, вода, пузырьки воздуха, а солнечные лучи преломлялись в многочисленных камнях самым фантастическим образом. В общем, я не пожалел, что ошибся. Но как всякое удовольствие, длилось это совсем недолго, мы зачалились у лагеря.

Обед, сборы, ребята играют маленьким мячом не то в картошку, не то в футбол, в общем развлекаются, Костя кажется даже заснял на видео это веселье. Трогаемся в путь на Чулышман, путь неблизкий, сильно выматывает, в машине стоит пыль, чихаем и трем глаза, пьем пиво и едим колбасу (не так то это просто при дикой тряске). Уже темнело, когда мы подъехали к спуску с перевала. Справа виднелась долина Чулышмана и огромное село. Вася сказал, что власть совсем недавно в этих местах, до этого алтайцы тут с ружъями разгуливали и перестрелилвались с тувинцами, кравшими их скот. Веселуха. Спуск с перевала захватывал дух, это был серпантин неширокой дороги, обрывающейся краями прямо в пропасть. Жаль стемнело, получились бы отличные фотографии, Настя пыталась снимать, но видимо не получилось из-за темноты.

Приехали. Маленькая полка на левом берегу Чулышмана, метрах в 100 по течению деревянный мост. Столько об этой великой реке я слышал ужасного и мистического, что так и не решился подойти к берегу посмотреть на него. Меня била нервная дрожь, я не боялся, нет, просто эмоциональная нагрузка была слишком велика. Захотелось нажраться, ведь все равно мы завтра утонем. Настя ходила как сомнамбул, и я так и не смог дождаться ее реакции на мое предложение ставить палатку. Психанул, решил таки свою поставить. Унял дрожь, разобрал вещи, и… о чудо! Палатка поставилась легко и просто, а внутри много места и очень уютно, не смотря на ее одноместность. Вот что делает работа над собой J. Видимо не я один мандражировал, так как народ потянулся к костру с явным намерением… пусть не нажраться, но явно утопить свои тревоги. И вечер мы провели совершенно замечательно, пожалуй впервые все собрались вместе, болтали, смеялись. Сейфети даже начали с нами разговаривать, видимо мы не такие уж и пропащие. Дзю смешил нас рассказами из своего боксерского прошлого (удивительный все же человек, необыкновенный), Вася Чесноков в своей проникновенной манере рассказывал про буф, Порсев сказал что мы не утонем (что вызвало негодование – обманул - обещал ведь J) и свалил спать. Напряжение спало, я уверен, и спать мы отправились полные решимости не подвести его завтра.

 

21 сентября. Долина реки Чулышман.

Вася уехал с каяками на место старта, мы остались ждать. Ждали долго, и это сильно утомляло, вытягивало нервы, ведь мы знали, что сегодня решающий день, сегодня мы должны показать все, на что способны и даже немного больше того. Около часа дня тронулись в путь. Бедный уазик, он так кряхтел и стонал на горной дороге, а нас швыряло по салону как белье в стиральной машинке. Но вокруг была настоящая красота осеннего Алтая и это смягчало наши страдания. Пожелтевшие горные луга, сосновый лес на камнях. А сторожка заповедника стояла в таком живописном месте, что мне захотелось остаться там навсегда.

И вот выгружаемся. Первая потеря – Юра достал свой Вернер с переломленной пополам лопастью, Порсев отдал ему свое, что вызвало у всех бурный смех, теперь Юра точно не имеет право утонуть, весло нужно вернуть по-любому. Быстро оделись, попрыгали в лодки и отчалили. Вода не такая холодная как в Башкаусе, я снял перчатки, контроль весла должен быть полным, река то не из простых. Склоны ущелья золотые от травы и солнечного света, вода изумрудная, тепло. Река нас приняла, и это хороший знак. Спокойствие и уверенность разливаются по моей душе – мы должны достойно пройти эту легендарную реку, понять и полюбить ее и она ответит нам взаимностью.

Внезапно завал по правому берегу, Костя ныряет под дерево, аккуратно проходят остальные. А вот Арсению не повезло, промахнулся и залетел под дерево. Течение слабое, и ему удается вылезти из каяка на завал. Каяк тут же поймал Серега Дзю, а Арсений побежал менять весло на более привычное, благо от машины мы отошли недалеко. Но что-то пошло не так, и он отказался от прохождения. Обидно, вторая потеря (к счастью не безвозвратная) за день. Идем дальше. И вот первый серьезный порог - «Чертов Мост». И правда Чертов, над ущельем висит деревянный, полуразрушенный мостик, под ним три ступени. Первые две не представляют собой ничего особенного, но третья заставляет напрячься: 3-х метровый водопадный слив, на срезе полуобливняк, делящий его пополам. Правая часть струи падает более полого, но внизу немного подваривает и есть небольшой прижим. Левая более отвесная, ни бочки, ни прижима, в общем все чисто и безопасно. Решаем прыгать слева, там не подваривает, и заход простой, держись струи и все. Настя и Ира (штатный фотограф зоопарка) располагаются на скалах, значит будем с фотками. Делимся на группки по три-четыре человека. Я иду с Серегой, Игорем и Герой. Первая ступень – слив простой, не более того. Вторая – узкий проход между двух камней посередине русла, есть и проходы по бокам, но Костя сказал что посередине мы будем более фотогеничны и похожи на крутых каякеров (подколол однако). Все проходят слева, только Игорь уходит направо, но быстро показывается за срезом - все отлично. Я пошел. Разогнался, постарался прижаться к камню, чтобы прыгнуть ближе к середине, отчасти удалось, но все равно, струя сильная, кинула влево. Приводнение опять не вышло пафосным, киль, встал. Тут уж я не постеснялся мальца порадоваться. Собираемся, идем дальше. Настя и Ира возвращаются к машине.

Чулышман необыкновенная река. Все в нем не так, как я привык и низкая вода делает все еще более непривычным. Слалом между камнями высотой по 3-4 метра, лихие сливы по три-четыре ступени, которые меняют направление на 90 градусов. Похоже на нижний Мажой, только намного масштабнее, крупнее, быстрее - «Мажой в кубе», наверно так. Чем дальше мы продвигались, тем выше становились стены ущелья, солнце уже не могло нас согревать и подбадривать. Мы фигачили без просмотра такие срани, на которых раньше провели бы не один час, просматривая траекторию и выставляя страховку, а тут и за препятствия это не считают. Но мы считаем, перед каждым по коже дерет мороз. Без происшествий добираемся до грандиозного порога «Три Вовы». Видимо Вова был очень высоким, водопадный слив около 6 метров, в середине обливняк, делящий слив пополам (ну как будто специально пороги строили). Справа все прилично, спокойно, струя выносит на середину, чуть левее камней, которые торчат в русле в 10-15 метрах после слива. Левая сторона опаснее из-за прижима. Стоим на скале, тупим и боимся. Костя показывает где можно спустить каяки на веревке, если вдруг захотим обнести порог и рассказывает что впереди порог (кажется Затычка), там тоже пипец. Народ что-то трет меж собой, я решаю обнести. Но тут опять внутренний голос грубо советует засунуть эмоции в зад и отработать билеты на самолет, я как во сне, бегу к каяку, сажусь и отчаливаю за Костей. Костя проходит порог чисто и красиво, буфит слева от камня. Я не медля лечу за ним. И о чудо! В точности повторяю прыжок, и даже не киляюсь при приводнении. Восторг охватывает меня, мечта сбылась, я ПРЫГНУЛ С ВОДОПАДА. И пусть это ВСЕГО 6 метров, но для меня это было ЦЕЛЫХ 6 метров. Кто-то, кажется Юра, сказал потом, что я даже умудрился забуфить, хочется верить. Народ весело посыпался со среза, это было красивое зрелище, я не помню, кто как проходил, но то, что все были молодцы, запомнил очень хорошо. Мы даже позволяли себе кричать от восторга, мы действительно были молодцы.

А потом… потом я затюленил Затычку. Просто как сглазили. Серега Гребнев тоже оказался на камне, но меня это мало успокоило. Сидим с ним на камне, народ вокруг суетится и пытается подогнать нам каяки. Но не выходит, камень скользкий не залезть с него в каяк. Со стороны это наверно выглядело потешно. В итоге прыгаем в воду и на корме (я к Юре прицепился) доезжаем до улова. Сели – поплыли. И опять я затюленил. Да емана… Видимо усталость, мы к тому времени уже часа 4 на воде, в беспрерывных американских горках, только не нас вагончики везут, а мы сами их толкаем, ужасть…

Плывем дальше. Американские горки уже порядком выматывают, холодает, в каком то сливе киляюсь, жду когда вынесет на спокойную воду  чтобы встать, и получаю боковой удар по шлему такой силы, что в глазах темнеет, а шея захрустела как старый веник. Что ж, сам виноват, вовремя не сгруппировался. Встаю, шея болит нестерпимо, повернуть голову не могу, черт с ней, с шеей, пройдет, вагончики надо толкать дальше. Все уже сливается в единую массу, время, река, камни, усталость, холод, скалы…Все, мы выдыхаемся (я уж точно).

Среди этой гонки запомнился порог «МарьИванна». Действительно, коварен как женщина. Узкий проход между огромных, метра по 3 высотой, камней, упирается в камни с сифоном, резкий поворот направо, в обход еще одной циклопической глыбы, потом резко налево перегребая струю, прижимающую тебя к камню. Это все я потом увидел, а вначале было очень интересное представление. Сейфети, видя нашу усталость, решили нас страховать по полной. Отважный Дзю в прямом смысле слова прикрыл сифон своим телом и каяком, как Матросов амбразуру, и по одному, почти за шкирку, направлял нас по правильной траектории – да - это было потрясающее по своему драматизму зрелище, поверьте. Кажется там Серега Гребнев потерял свой Вернер, так и не нашли. Река берет свою дань и ничего с этим не поделаешь. Но это было не последнее представление за длинный, тяжелый день. Не помню названия порога, и даже не видел его, решили идти без просмотра, но случилось непредвиденное, Костя Лубягин сразу на сливе улетел в сифон, Дзю кинулся за морковкой и пропал за скалой, а мы оцепенели от ужаса. Слава богу обошлось, Костя пронырнул сифон. А мы обнесли порог и попрыгали с камня, причем место было очень красивое, два огромных камня образовывали сквозной грот с изумрудной водой, в этот грот мы и прыгали. А может это было раньше МарьИванны? Все перемешалось J

Лагерь встретил нас… нет, не цветами и объятиями. Он встретил нас Васей Порсевым, который объявил нас мудаками. Он уже рисовал себе горы трупов и рыдающих вдов. Немудрено, мы зачалились почти в темноте. Ну что ж, ему видней, зато МЫ НЕ УТОНУЛИ. Мы одолели свои страхи, усталость, неопытность, мы стали другими, в наших душах загорелся огонек, маленький теплый огонек, который будет всегда, я уверен, освещать нашу жизнь.

А потом был праздник, настоящий, заслуженный. Жаль только что еды мне не досталось… Пришлось лопать бутерброды с консервами. Порсев видимо простил нас и не свалил спать. Болтал с нами обо всем подряд, мы смеялись, шутили, вспоминали прошлое, слушали удивительные истории удивительной жизни Алтайских каякеров. Я подошел к Васе Чеснокову и поблагодарил его. В последний час этой безумной гонки он очень помог мне - своим спокойствием, короткими смешными репликами - вынести безумную усталость, помог не разжать пальцев на весле. Нам вообще повезло с нашими сопровождающими - это замечательные парни. Они терпели нашу тупёжку, прощали ошибки, учили их не совершать, подбадривали (весьма по-русски, но это совершенно не напрягало, даже наоборот). 

 

22 сентября. Долина реки Чулышман.

 

Сегодня мы уходим в двухдневный автоном по среднему Чулышману. У нас впереди Шавлинское ущелье, пороги Кульминация, Каша, Ворота. Вроде ничего страшного, но  Дзю стращает Кашей, видимо это такая традиция. В каяки уложены скудные шмотки и еда, в путь. Много гребли, слишком много, плесы, плесы. Разбои и нечастые шиверы воспринимаются чуть ли не как избавление от мук. А вот и Шавлинское ущелье. Холодает, небо подергивается дымкой, начинает капать небольшой дождь. Вообще у меня ущелье оставило впечатление длиннющей мощной шиверы с огромными валами, перемежающимися сливами и резкими поворотами. Подошли к порогу Кульминация.

Интересная штука, он похож на порог МарьИванна в точности, только намного больше (под копирку что ли река трудилась?). Проходили спокойно, без просмотра, я в первом сливе кильнулся, встал, выгреб из-за камня и пошел во второй слив. Но не успел выгрести, как меня прижало  к следующему камню. Сижу в лодке и думаю как выползти из-за него. Пока ковырялся, меня перевернуло и прижало к камню. Весло вывести я не мог, потому уперся руками в камень, встал и увидел небольшой проход по правому берегу. Протиснулся в него и по канализации проскочил. Ко мне подплыл Дзю, и сказал что я нашел самые х… овые места и там кильнулся, последний раз около сифона. Блин, ну извините, облажался, бывает. Мне повезло, потому что вода была низкой, течение слабым. А если бы… нет, не хочется об этом думать. Как сказал Костя – если вы вздумали заниматься экстримом, так нечего боятся смерти, попал-выбрался, сделал стальной взгляд и вперед.

Вперед так вперед. Плывем. Часам к 3-м подошли к впадению реки Шавла. Зачалились на полке и решили устроить обед. Костерок, чаек… Дров много, весь лес рядом стоит сухой, видимо убитый верховым пожаром. И тут Серега Гребнев спал с лица, его дизель лопнул по днищу в трех!!! местах.  Пинцет, я бы не хотел оказаться на его месте, дорогущее весло, теперь каяк… Я бы не смог оставаться спокойным как он, я бы выл и катался по берегу в истерике и ужасе. Что ж делать. Посушили каяк, Костя нагретыми ложками заанкерил дырки, чтобы не расползлись дальше и заклеили все армированным скотчем, должен дотянуть, если не прыгать по камням. После обеда решили идти до Каши и там встать на ночевку. Не дошли мы до Каши с километр. Уже темнело, и усталость просто подавляла все инстинкты кроме пищеварительного и спального. Костя нашел отличное место - песок, сосны. Мухой разбили лагерь, натянули тент, костерок, гречневая каша… Вот только опять не удалось поесть, так ее напичкали солью и перцем… после трех ложек я сдался. Зато удалось наконец покурить трубку – отличный релаксант J Посидели всей компанией под тентом, разговор вышел тихим, душевным. Мы были переполнены тремя прошедшими днями, салютом эмоций, усталостью, событиями, которые вертелись в нашей памяти как бешеный калейдоскоп.

 

23 сентября

Сегодня солнечно, тепло. Последний день нашего сплава. Сегодня порог Каша. Я еще с утра решил не идти его, усталость такая сильная, что едва в лодке могу держаться, да и то неуверенно, вяло. Тронулись мы рано, и до Каши дошли весьма быстро. Обносить пошли Леха, Серега, Игорь и я. И БАЛЬШОЙ КАЗАН. Чиорт, тяжелый какой, я его пер почти пол-пути по горной тропе, думал сдохну. Представляете, каяк на плече, в нем шматье и казан кило на пять…Пока шел, мысли меня просто рвали на части. Как там, на реке? А вдруг не так страшно, вдруг не так сложно? Я мог бы пройти… Короче, сплошные сожаления. Остаток пути шли с Игорем, и едва не упороли в сторону. Услышали свисток Кости. А дальше… Дальше уже все, немного шивер, несного разбоев, немного плеса. А, и порог Ворота. Реку завалили огромные глыбы после землетрясения. По хорошей воде якобы есть проход справа, если успеть в него выгрести. А если нет, утащит в сифон… Ужасть… Но оказалось все проще, воды так мало, что сифон превратился в отличный проход между камнями. Но мы это увидели, когда уже обнесли. Тут все начали подначивать Костю Лубягина, и он прыгнув в лодку пошел в порог. Спокойно забуфил в правое улово, прямо перед проходом между камнями, а потом прошел и сам открывшийся проход. Идем дальше, и в какой-то миг я, зацепив краешком малюсенькую бочку киляюсь, и не могу встать. Сил нет. Представляете мой позор? Не хочу об этом больше вспоминать.

К Куркуре мы подошли через час. Издалека полюбовались второй 30-ти метровой ступенью, грустно констатировали, что времени у нас нет (надо в гору каяки тащить, потом на веревках их спускать) и поплыли дальше. И буквально через пол-часа увидели Машу на берегу. ВСЕ. В этот момент, я уверен, нас разрывали противоречивые чувства. Но среди них не было радости. Мы не хотели, чтобы этот праздник закончился, не хотели, чтобы песня замолчала.

Далее все как у всех, баня, посиделки, собиралки, обмен телефонами. Мне стало тоскливо., невыносимо тоскливо, сердце сжалось в тугой комок. С одной стороны я радовался, что поход закончился удачно, что принес столько нового, позитивного, что я узнал много прекрасных людей, увидел потрясающие и легендарные реки, а завтра увижу свою дочку, обниму жену. А с другой… А с другой и объяснять не надо, вам все и так понятно. Я свалил спать.

 

24 сентября

Утром мы двинулись в Новосибирск на легковушке. Я, Юра, Серега Дзю, Настя. Костик Лубягин рулил. Рулил-рулил, и я опоздал на самолет. На 12 минут J Я никогда еще никуда не опаздывал, особенно на самолет. Так что впал в ступор. Хорошо что Костя подошел. Как то разговорил, дал денег и я улетел спустя час. Так что теперь должен зоопарку денех. J Подлетая к Москве слышу – самолет произведет посадку в аэропорту Домодедово. Думаю, нихрена себе я опять ошибся, улетел в другой город… Когда будете лететь с Алтая, наверняка тоже будете туго соображать. А знаете почему? Да потому что вы побываете в сказке, и она надолго останется в вашей душе. А скорее всего навсегда.

 

Влад Чудаков. Холодная дождливая Москва, 10 октября,12.03 понедельник.

 


Свежие материалы на сайте:

День открытых дверей Школы базового уровня
19 сентября состоится день открытых дверей Школы водного туризма базового уровня 2017-2018 гг. Мероприятие пройдёт в помещении Турклуба Перово, начало в 18:30. >>> - Подробнее

13 сентября 2017 года   -   Самыкин Антон
Видео Лосево
Видео про водные упражнения на р.Вуокса в июне 2017 года  >>> - Подробнее

18 июня 2017 года   -   Заботина Евгения
Футболки!
Заказ футболок с клубной символикой 2017 >>> - Подробнее

26 марта 2017 года   -   Илья Култаев
 
Главная » Отчеты о походах » Алтай » Каякерский Алтай осенью 2011. В гостях у Порсева. Рассказ Чудакова В.
" "




© 1972-19.11.2017 РООСРМТ "Туристский клуб" (Турклуб Перово)
Политика конфиденциальности обработки персональных данных в РООСРМТ "Туристский клуб"

Новое на сайтеЯндекс цитированияЯндекс.Метрика